МОЙ ПОСЛЕДНИЙ ГЛУХАРЬ

Казалось, совсем недавно отгремели новогодние салюты. Но вот  и крещенские морозы разогнал южный ветер своими метелями. И солнце не только светит, но и уже и греет. А все это к тому, что скоро весна. Для охотника особенное время. И в этом ожидании вспомнилась одна незабываемая поездка на глухаря.

Весна наступала мучительно долго. Да и сам этот год по погоде и  темным тротуаром далеко оторвался от реальности.

С начала октября ударили морозы, доходившие по ночами до тридцати. Днем чуть отпускало и снова холода. В январе растаял весь снег, даже надулись почки на деревьях. Внезапное тепло. не свойственное в это время для наших мест, разлилось так, как будто не уходило. Весь месяц солнце, ручьи, грязь и слякоть. Такой же февраль, — зимы не стало. И вот когда все привыкли к солнцу и теплу, снова ударили морозы, и повалил снег, да такой сильный, огромными хлопьями, что не каждой зимой так валит. За одну ночь он накрыл все… Дома, деревья, машины, газоны, мостовые — все оказалось под тяжелым покрывалом из толстого белого снега.

Успев отвыкнуть от зимы, никто не хотел мириться со случившимся.

Но все же это были последние причуды уходящей зимы. Как бы она не старалась, а впереди была весна. Солнце час за часом, день за днем отогревало все вокруг. И потянулись долгожданные косяки перелетных птиц.

Мы с нетерпением ждали вестей из Релино. Петр Николаевич вставал рано, еще затемно, шел в лес и, устроившись на поваленном у болота дереве. Подолгу вслушивался в ночные звуки. Слушал просыпающийся от зимы лес. Делил их, стараясь уловить один, ради которого приходил сюда сквозь кромешную темноту.

Мы дождались его звонка и уже к вечеру были на месте. Полтора часа пути и наша машина бодро месила грязь на узкой лесной дороге. Хотя дорогой это назвать было сложно… просто разбитая колея ,проложенная  среди деревьев.

Вот мы на месте.

Елена Николаевна угощала. В основном это были соления – опята, квашеная с яблоками и клюквой капуста, огурчики, помидорчики, курица с картошечкой со своего огорода, а усилителем вкуса служила бутылочка Гжелки. Таково было наше вечернее меню. Редкие застолья так хорошо остаются в памяти, что вспоминая о них во рту становится мокро.

***

Было бы неверно не рассказать о хозяевах. Уйдя на пенсию, Петр Николаевич и Елена Николаевна купили домик в самой глуши Ярославской области, и так полюбили эту деревенскую жизнь, что в Москве стали показываться только по самым неотложным делам.  Не остановили их ни трудности дороги, ни не обустроенный деревенский быт, ни полная заброшенность и глушь. Напротив, сменив перегруженную столичную жизнь на почти таежную, они испытали огромную радость и покой от принятого решения. Заброшенная и как говориться в таких случаях «забытая Богом деревушка» превратилась для них в маленькую Родину среди диких Ярославских непролазных лесов.

Летом конечно дел много… Огород сад заготовки… Навыки с консервированием пришли сами. Что то подсказали соседи, где то помогли книги, и конечно же собственная фантазия Елены Николаевны и вкус сыграни не последнюю роль. Бывало и вздувались баночки, но с кем не бывает?! Даже самые опытные заготовщики могут пожаловаться на такие неудачи.

Но что за радость осенью, оказавшись в погребе, с чувством близким к победе   с удовлетворением разглядывать огромное разнообразие всевозможных изысков.

А вот зима и ранняя весна – время, когда нужно занять себя чем-то еще. Леса здесь богаты разной дичью и было бы странно не пристраститься к охотам.

Своего ружья у Петра Николаевича не было. Но зато сосед, уезжая на зиму в город, оставлял ему свою старую ижевскую двустволку шестнадцатого калибра и несколько пачек патронов. На хранение. Сначала ему просто доставляло удовольствие побродить по лесу с ружьем. Почувствовать себя в совершенно новой роли. Испытать себя и в этом качестве.  Однако, случилось подстрелить зайчика… Елена Николаевна стала терпимее к долгим отлучкам   мужа. Лес перестал быть для него чужим. Своим новым увлечением Петр Николаевич так раздвинул границы своего десятисоточного участка что и сам потерялся в границах. Тропинки стали узнаваемы как улочки, деревья перестали быть похожими.  Затем и следы стали читаться. По началу, — где кто прошел. Со временем,- как давно… Приятно было затаиться где-нибудь прислонившись к дереву и послушать ….

Как-то пробираясь через болота он неожиданно для себя поднял с лежки секача. Оба от удивления застыли на месте. Зверь был в метрах в десяти. В одном стволе пуля, в другом заячья дробь – вспоминать, что где было бесполезно! Да и в любую секунду зверь мог уйти или даже напасть, что нередко бывает с потревоженным самцом. Не раздумывая, Петр Николаевич дал дуплетом, да так что плечо, казалось, отлетело назад. От волнения сердце билось в висках. Очнувшись, он заломил ружье и быстро его перезарядил.  Стрелять не пришлось. Огромное животное шагнуло на встречу, но передние ноги подломились, морда уткнулась в мох, туша завалилась на бок. До деревни было километра три…

Влетев в дом, добытчик гордо шепнул Елене Николаевне о своей удаче. Не теряя времени, забежал за соседом и обратно в лес. Зверь оказался крупным – килограммов под сто.

Измученные, но довольные до дома они добрались лишь глубокой ночью! И поехали в столицу угощения….

Конечно же, случаи такие большая редкость! Что бы один без загонов и номеров… Почти нос к носу…

Про то? что в лесу есть глухарь Петр Николаевич много раз слышал от местных охотников. Да и по весне не раз встречал на лесных дорогах клюющих гальку необычных крупных птиц.

Позже он узнал, что так они наполняют свои желудки мелкой галькой, которая помогает им переваривать пищу. Любят они и речные отмели, где этого добра хватает.

Грубая еда, проходя через эти естественные жернова, перемалывается и облегчает пищеварение этой реликтовой птице.

Изучая лес набрел однажды Петр Николаевич на глухариный ток. И вот что странно… Он сразу же понял, что это именно ТО, что  искал! Зная о правилах глухариной охоты лишь понаслышке, он с первого захода сделал еще один удачный выстрел, эхо которого моментально долетело до Москвы. А следом и посылочка в виде глухариной грудки и огромной головы с глазами, обведенными ярко-оранжевыми бровями. Долго она лежала в морозилке, и извлекалась на показ всем желающим.

С тех пор мы с братом стали мечтать о глухариной охоте…

Если сравнивать другие виды охот надо сказать, что эта, пожалуй, самая волнующая. Другие ничем не хуже, но они из разряда увлекательных. Не менее интересная – загонная на кабана, но она азартная. Когда расставлены номера и уже по лесу доносятся первые крики загонщиков и лай собак почувствовавших дичь. Вслушиваясь в каждый шорох леса потрескивание сухих веток крик потревоженных птиц я растворяюсь в этом всем, превращаясь в одно целое с окружающей меня природой и карабин уже наготове.

Работает слух и зрение на пределе. Всегда боясь что-то проглядеть или прослушать. Секунды и шанс упущен.

Бегущий среди кустов и стволов деревьев зверь проворен, но осторожен. И подпустить и не пропустить. Поймать тот единственный момент для выстрела, когда уверен во всем. Однако и для глупого промаха всегда найдется место.

За окнами еще стояла влажная холодная, но уже весенняя ночь. Петр Николаевич растолкав нас после короткого сна, пошел делать бутерброды. Братишка мой, не давая спать всю ночь своим храпом и чавканьем, теперь не хотел вылезать из теплой постели. Но проводник торопил. Нельзя было упустить время. На градуснике, висевшем за окном, было плюс четыре и это давало нам шанс, что капризная птица запоет. Быстро собравшись, зарядили ружья, щелкнули затворами и вышли в темноту.

Сразу же за огородом начинался дикий северный лес. Петр Николаевич шел впереди. По его уверенному шагу было ясно, насколько хорошо он знает эти места. Брось они меня здесь, и , скажу честно, мне бы хватило бы пары минут, что бы потеряться.  Что поделать. Городская жизнь не сильно располагает к навыкам ночного ориентирования в лесной чаще.

Пробираясь сквозь ельник, путаясь в кустах, спотыкаясь о стволы поваленных деревьев, я молча следовал за едва видимой впереди фигурой проводника. Время от времени мы останавливались, вслушиваясь в  тишину. Под ногами зачавкала вода. Лес поредел и даже посветлел, хотя и глаза, похоже, привыкли к темноте. Мы оказались на болотине и замерли.

Дальше все стало предельно ясно. Где-то впереди, из темноты, достаточно далеко, мне показалось метрах в двухстах, расслышал непонятное бормотание, сменяющееся цоканьем. Влажный весенний воздух отлично держал любые колебания, разнося их далеко по лесу. И почему-то сразу догадался, что это и есть весеннее пение глухаря. Больше это напоминало кипение грязей в каком-нибудь гейзере, чем зазывную певчую мелодию. С чем только не сравнивают глухариную песню, конечно же не соловьиная трель.

Правило было одно: бурчит — двигайся, цокает — замри. Немного рассредоточившись, мы двинулись вперед.

На самой болотине шел редкий кустарник с торчащими стволами еще не пошедших в листву березами вперемешку с елями и сосенками.

Снег уже просел и быстро таял. Из-за плюса вода не замерзала и выдавала каждое движение. Сухие ветки потрескивали под ногами даже под ледяной коркой.

Не доходя до кромки леса мы услышали того за кем пришли. На слух, нас разделяло метров двести… Двигаться приходилось очень осторожно. Но идеального движения все равно не получалось. Замирая в моменты, когда он переходил на цоканье, я вскоре понял, что глухарь он и есть глухарь.

И когда птица так увлеченно поет, то можно двигаться смелее, ловя тот момент, когда прервется ни с чем не сравнимое бурчанье и кровь снова отольет от головы и он сможет под цоканье слушать…

Тормозить приходилось в  любой позе: хоть на одной ноге стой! В такой момент даже тоненькая веточка куста становилась опорой. Но расстояние постепенно сокращалось. Время от времени я видел силуэт брата. Он так же тихо крался в одном направлении со мной.

Мы успевали сделать по три-четыре шага не больше. И вскоре освоились с этим ритмом, уже заранее предвидя паузу. В какой-то момент нам показалось что мы почти у цели но чей-то лишний шаг и хрустнула ветка. Перемалывая крыльями черный воздух, глухарь сорвался и некоторое время мы слушали удаляющиеся звуки его полета. Не веря своей неудачи мы замерли на метах. Каждый для себя понял, что другой ошибки быть не должно. К счастью на току это был не единственный петух. И вскоре мы снова услышали «пение».

Трудно оценить сколько прошло времени но утро растворяло ночную мглу. Второй заход оказался более удачным для нас но менее для птицы.  Вот звуки все ближе и отчетливее. Они привели меня на твердое возвышение мягкое и сухое. На этом на этом острове стояло несколько березок и пару сосен. Стало понятно что птица где-то совсем рядом. Я замер я стал водить глазами по верхушкам деревьев.

Глухарь запел почти над головой – уже метрах в 20-ти. Он как бы раскачивался в такт своему «пению» закидывая голову. Старание было очевидно.

Я находился на расстоянии уверенного оружейного выстрела. Плавно подняв ствол, прицелился. Бурчание прекратилось. В какой-то момент испугался – уж не заметил ли он меня. Но опасения были напрасны! И снова цоканье сменило бурчание. Стараясь как можно мягче и тише я продавил кнопку предохранителя. Одна нога на кочке другая в воде мягко тонула в отмерзавшем мху. Но все внимание было там – на верхушке сосны.

Выстрел резкий и оглушительный в одно мгновение разбудил все вокруг. Всполошил и поверг в ужас. Огромная птица ударяясь и ломая ветки замертво упала на землю.

Когда мы подбежали она была безнадежно мертва.

Мы несли ее по очереди, ощущая тяжесть добычи. Когда добрались до дома, совсем рассвело.

Я положил глухаря на капот машины, теперь мог не спеша рассмотреть свою добычу. Природа не поскупилась на красоту! – Серо-черное оперение с зеленым отливом, ярко- оранжевые брови, мощный клюв, поражали сильные лапы, поросшие редким пером. Я отобрал жизнь у древнейшей на земле птицы! В каком-то азарте попробовал и убил. Окоченелые лапы сжались в кулаки. Жаль, что нельзя снова посадить его на дерево, что бы он и дальше бурчал свою брачную песню.

Пора было вспомнить кулинарные рецепты. Но ничего не приходило в голову.

Мы отдали ее Елене Николаевне, выпили по стопке, и отправилось спать.

Вот так мы и приобщились к одному из старых видов охот о которой я так много слышал и читал.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s