ТРУСИШКИ

Азек Ариман (Ариман Изгнанник или Сатана) — космический Десантник Хаоса из Легиона Тысячи Сыновей и величайший колдун среди них. Ариман всего лишь играет на слабостях людей. И одной из таких слабостей является подсознательное тяготение людей к тайнам. И здесь затрагиваются не только духовный порыв человека, его желание вырваться из цепи ре­и­н­ка­р­на­ций с помощью тайных знаний, но чаще всего банальные эгоистичные амбиции обладать данными знаниями ради власти над себе подобными. 

Порой для случайного знакомства и близких отношений хватает простой мелочи, которая может вызвать симпатию к незнакомому человеку. А дальше всё зависит от случая.

Так, оказавшись на любимом сотрудниками, в различном калибре компаниях, Новогоднем «корпоративчике», проводимом одной крупной строительной компанией, познакомились два человека. В обычной жизни пути их никогда не пересекались, а здесь, оказавшись по воле устроителей за одним столом, они по неволе были обречены к общению, а если не к общению, то, хотя бы к бряцанью фужерами наполненными праздничными напитками. И, чтобы разнообразить вечер, в длинных паузах между поздравительными, тостами и громкими речами руководства, они, сначала не очень уверенно, а потом уже и более откровенно, по большей части, язвительно, комментировали выступления с трибуны. А, поскольку мнения их зачастую совпадали, то вскоре они почувствовали себя давними, если не друзьями, то хорошими знакомыми. Так уж заведено, что на подобных мероприятиях подаётся, в изобилии, не только еда, но и выпивка. И это сильно сближает собравшихся, может и совершенно чужих друг другу людей. Часто после таких праздников некоторые стеснительно отводят взгляды встретившись, в уже рабочей, обстановке, но праздник кружит головы и, в какой-то момент заставляет некоторых забыть о том, что это всего лишь дарованное начальством времяпровождение, которое закончиться, для большинства, в назначенное время и всё потечёт, как прежде начавшись ранним утром подъёмом под будильник.

Застолье входило во вполне нормальное для таких мероприятий русло, когда, вдруг в этот нарастающий шум ворвался резкий и неприятный звон. Он напоминал звон пожарной рельсы вывешиваемой в деревнях для крайних оповещений. Таким неприятным способом пытался привлечь к своей персоне один из замов организации. Держа в одной руке пустую бутылку, в другой столовый нож, «зам главного» колотил стальной рукояткой по стеклу, стараясь тем самым перешуметь остальных, но это плохо удавалось. Тогда, воспользовавшись своим правом, он, продолжая неприятно сотрясать воздух отправился к трибуне и уже оттуда, заняв верхнее положение, потребовал внимания. Явно недолюбливая оратора, подвыпившие сотрудники всё-таки подчинились и с плохо скрываемой иронией посмотрели на начальника. Поняв, что ситуация под контролем, Виктор Иванович Песков, кого-то поискав по верх голов, негромко, но, в приказном тоне, попросил:

— Леночка…. Наполните мой бокал. Я хочу сказать тост. – и рядом, словно из-под земли, появилась хрупкая и стеснительная Леночка из проектного отдела.

— Красотка, — с нескрываемой нежностью в голосе произнёс Серёга, — До чего ж она мне нравится…  Вот есть в ней, что-то такое, чего объяснить себе не могу, но такое необычное и притягательное, что просто сводит меня с ума. Когда её вижу, всё во мне играть начинает. Словно симфонический оркестр из оркестровой ямы начинает брать свои мощные аккорды. И где это, «что-то» объяснить себе невозможно. Видимо всё. И миленькое личико, и хорошенькая фигурка и тоненькие, длинные пальчики и манера говорить…мягонькие ладошки… А какие плавные и лёгкие движения…. Кажется, что в ней столько нежности, что на десятерых хватит. И одета всегда неброско, но со вкусом.

— Оркестровая яма видимо находится у тебя в штанах. Да ты поэт по натуре, только, зачем тебе девчонка, которой на десятерых хватит? С такой одни сложности. Вечно будешь искать остальных девятерых. — сделав паузу, сочувственно поинтересовался, — Ты, что, влюблён в неё?

— Не то слово. Я её просто обожаю. Не поверишь, она мне сниться через день, а когда вижу всё во мне сначала холодеет, а потом вдруг начинает гореть.

— Это аттрактанты.

— Какие ещё аттрактанты? — не понял Сергей.

— Ариман, — неожиданно решил представится сосед, протянув руку, — Друзья зовут меня Арик.

Сергей только опомнился, что весь вечер делится своим сокровенным с человеком даже не зная его имени.

— Рад знакомству, — и протянул руку для пожатия, но Ариман достал из-под стола забинтованную кисть и спрятал её обратно.

— Такие… Обычные аттрактанты, — продолжил Ариман, — которые выделяет твоя обожаемая, чтобы привлечь к себе внимание мужских особей для спаривания. Женские и мужские особи вырабатывают вещества, которые при выдыхании мельчайшими частичками, меньше молекул, попадают в атмосферу и ты, вдыхая их, даже не замечая, начинаешь ощущать чувство притяжение к той или иной женщине. Так передают сигналы к спариванию насекомые, рептилии и теплокровные. В основном все метят территории. Люди обходятся без этого.

— А птицы? — полюбопытствовал Сергей.

— Птицы зазывают друг друга пением, — со знанием дела пояснил Арик.

— Люди тоже поют, — попробовал возразить Сергей.

— Поют, но не всем это дано. Поэтому могут завлекать разговорами и ухаживаниями, но природная способность заманивать запахами сохранилась, пусть и без контрольная. Обычные аттрактанты, которые выделяет твоя обожаемая, чтобы привлечь к себе внимание мужских особей на половом уровне.

— Значит мои вещества на неё не действуют. Жаль… — скукожился в мыслях и наяву Серёга, — А, как хотелось бы…

— Так в чём же дело? Пригласи её куда-нибудь поужинать и расскажи ей о своих чувствах. Может растопишь девичье сердечко и всё получиться. — сказав это, Арик наполнил рюмки и произнёс, — за Вас!

— Да что ты… На какой козе к ней подъехать не знаю. Да и мне кажется, что у неё романчик с этим звонарём, — засопел Серёга, держа рюмку на вытянутой руке. — запах водки передёрнул его изнутри, а эта рюмка была явно лишней.

— Да этот «звонарь», женат, и у него двое детей,- попытался успокоить его Ариман. — Такие долго не задерживаются.

— Однако это не мешает ему после работы подвозить её на машине, — поделился своими наблюдениями Серёга.

— Так и ты подвези, только не на козе, а на машине.

— Подвёз бы, только где её взять эту чёртову машину.

— Про «чёртову машину» ничего не скажу и вообще, мой тебе совет, с чертями будь поосторожнее… Мало ли чего… Как говорится в русской поговорке: «держи друзей близко, а чертей ещё ближе»

— Ты ничего не напутал? Это же из «Крёстного Отца», и там про врагов… Хотя враги, те же черти, но в любом случае, я в чертей не верю.

— А зря… С чертями поосторожней. Говорят, «Вспомнишь чёрта,- а он тут, как тут».  Народная мудрость…

— Чего это ты так к слову прицепился, — насторожился пьянеющий Серёга.

— Не прицепился, а предостерёг по-дружески. На всякий случай. Мне даже интересно стало, чем всё закончится для тебя. И чего же ты тогда хочешь на такой грустной волне?

— Да сущей ерунды.

— Например? Не отставал Ариман, — Интересно… Чего может человек желать на такой безнадёжной волне?

— Понятно, что ничего несбыточного желать не хочу. Фильма со счастливым концом в финале не предвидится. — совсем грустно и жалко заключил влюблённый Сергей.

— Ну пожелай хоть чего ни будь. Вдруг исполниться. Вот сейчас чего бы ты хотел.

И Сергей, не ожидая от себя, выдал фантазию, внезапную, и, скорее всего далёкую от настоящих желаний.

— Хочу близости, хоть какой. Ну, хотя бы на одну ночь.

— Что значит, «хоть какой»? Близость бывает между мужчиной и женщиной, если говорить о физической, то в постели или ещё где… Про духовную и говорить не буду. Ты к ней, просто, не готов, — с неожиданной строгостью произнёс Ариман.

— Я, вообще ни к чему не готов! Даже сами мысли мои натыкаются на какую-то бетонную стену и дальше не идут. В лучшем случае стать чем ни будь не одушевлённым, тайным, вроде её вещи.

— Дамской сумочкой или курточкой? — совсем, как прагматик поинтересовался Ариман.

— Нет… чем-то более близким, чтобы ощутить всю прелесть её тела. Прильнуть плотно-плотно и надышаться тайными ароматами. Насладиться, пусть и безответной, но близостью. Почувствовать нежность и тепло её кожи. Обхватить всем телом, но остаться в тайне и упиваться этой близостью.

— Может, стать чем-то из её нижнего белья? Угадал? — расплылся в улыбке слушатель желаний.

Серёга мотнул головой и вдруг, застеснявшись своих откровений, упал головой на стол, от чего посуда со звоном подпрыгнула.

— Это самое скромное желание, которое я только мог услышать в своей жизни. Анекдот про продажу слона я тебе рассказывать не буду, а пустячное желание исполню… Ну, по последней и я пошёл,- поставил точку Ариман.

— Как пошёл? -расстроился Серёга,- сжимая в руках наполненный до краёв фужер шампанского.

— Ногами, а потом на «чёртовой машине прокачусь». Дел полно… сам пойми. Дальше будет скучнее прежнего, а ты уже там…

— Где, там? — старался поймать суть разговора Сергей.

— Как где? Там, где ты хотел. Можно сказать, мечтал. — хитро улыбнулся Ариман.

Ничего не поняв из последних фраз собеседника Серёга перестал искать в них смысл, и пытаясь удержать нового знакомого нашёл резонный повод, что бы хоть как-то задержать такого приятного собеседника нашёл, как ему казалось очень веский аргумент.

— Ты же выпил. Куда тебе за руль?

— А у меня свой водитель есть. — нашёлся моментальный ответ у Аримана.

— Во как! Ты что из начальства? — складывал помутневшие в голове пазлы Серёга.

— Вроде того… — спокойно, но уже не совсем по-приятельски получил он в ответ.

— Тогда как оказался за этим столом,- не успокаивался в бессмысленном допросе Сергей.

— Устроители напутали. За то с тобой познакомились. — и лениво улыбнувшись,

Ариман уверенно отодвинул стул и, педантично ровно, поставив его на место, пошёл к выходу. Там он остановился у распахнутых дверей и несколькими оборотами смотав белый бинт с руки, бросил его в урну и над урной показался серый, едва заметный дымок, как от непогашенного окурка.

 

Сергей, уже не обращая внимания на происходящее вокруг, наполнил рюмку, и опрокинул содержимое как ему казалось в бездонной рот, но эта рюмка окончательно добила его, только достать её обратно было невозможно и, она, неприятно передёрнув пьяный и объевшийся организм, провалилась где-то в неконтролируемой глубине забрав с собой остатки такого же бесконтрольного сознания. Он приготовился скучать без своего нового знакомого, как из скуки его разбудили крики:

«Гори-и-и-им!» … Сергей вспомнил про бинт брошенный в урну…

Едкий запах тряпичной гари начал заполнять банкетный зал. Крики «Горим!» слились в нарастающий вой, и все, в панике бросились к выходу…

 

…Очнувшись, первое, что он почувствовал, было приятное тепло и вместо гула недавнего застолья, мягкое шуршание одежд и цоканье каблучков об асфальт и очень ласковое тепло. А тепло это шло от невероятно ароматного и нежного тела которое он обнимал всем своим существом, чувствуя каждое движение. И это была совершенно недоступная, но очень желанная часть, о которой он совсем недавно мечтал. Он слышал знакомый голос, говорящий по телефону. Голос знакомый и ласковый. Пребывая в состоянии долгожданного блаженства, он ликовал. Вскоре, мысленно он осознал и освоился со своим положением и даже попытался придаться более смелым фантазиям, как Леночка села в автомобиль и, к своей досаде, он услышал знакомый голос Пескова.

Машина тронулась с места, и громкая музыка в стиле «шансон» заглушила их разговор. Машина, то разгонялась, то останавливалась на перекрёстках и вскоре тихо прошуршав покрышкам остановилась. Вместе с музыкой заглох и двигатель. Место было тихое. Песковская пятерня бесцеремонно скользнула под юбку и так же бесцеремонно стащила трусики. Оказавшись на коврике в ногах, Серёга несколько минут был вынужден слушать то, к чему совершенно не был готов. Эта возня на кожаных сиденьях показалась ему самым ужасным действием, свидетелем которого ему довелось быть. Когда всё закончилось, некоторое время гробовая тишина вернулась в капсулу автомобиля. Всё это время, валяясь на полу он тонул в сомнениях: хочется ли ему вернуться обратно или уж сгинуть в виде вискозной тряпицы навсегда. Если бы у тряпки было сердце, то оно разорвалось бы на мелкие волокна, как после взрыва тротила. Но бессердечная вискоза лежала на ковролине тихо, не способная ничем о себе не напомнить.

Только теперь он осознал всё произошедшее: «Вот делись со своим сокровенным с незнакомыми. Надо же было так разговорить меня», — думала тряпочка на полу автомобиля, на которую то и дело наступал то грязный, мужской ботинок то шпилька от женской туфли.

Когда всё успокоилось, машина снова засипела мотором и отвратительный «шансон» зачавкал с гитарными лязгами. Через некоторое время машина остановилась и было понятно, что Леночка вышла, забыв свои трусишки на полу. Песков рванул с места и убавив звук сразу же позвонил жене. Разговаривая по громкой связи он и понятия не имел, что весь разговор вынужденно слушал другой человек.

— Да, закончилось это собрание, будь оно неладно. Сейчас быстренько заскочу на мойку и домой. — на другом конце, женский голос попытался отменить мойку автомобиля, но Песков резонно заметил, что завтра с детьми кататься по городу на грязной машине он не может.

Закатив машину в бокс он уже почти засыпал в комнате для клиентов, но, человек с пылесосом в руках, попросил позвать хозяина. Песков, уставший и раздражительный подошёл к машине и когда его спросили, что делать с женскими трусиками на полу, раздражённо и с нескрываемым самодовольством самца, уходя бросил через плечо: «Себе оставь! На память!» Работавший паренёк азиатской внешности, тут же сунул «память» в карман и продолжил уборку салона машины.

Песков, выйдя на улицу, прошипел: «Хорошо, что на мойку заехал… Представляю, если бы Валька нашла»….

 

Оказавшись в грязном и, пропахшем окурками кармане уборщика с мойки Серёга запаниковал: «Да что за бред со мной происходит, Чёрт подери…», и вдруг осёкся, говорил же этот, за столом, про чертей осторожней. Такой набор событий никак не входил в его пожелания.

 

Зайдя в туалет, уборщик быстренько всполоснул трусики под напором холодной воды и высушив под тем же пылесосом, которым недавно пылесосил салон машины, сунул их в припрятанный пакетик для подарков. Когда пришёл сменщик, Али, так звали мойщика, быстро переоделся и, спрятав под курткой пакетик зашаркал по ночным улицам. Вскоре он зашёл в подъезд и позвонил. За дверью раздался сонный голос с тем же тягучим акцентом.

— Алия, открой… это я, Али.

— Ты на часы смотрел? Чего людей будишь?

Несмотря на то, что оба они назывались «гастербайтерами» и «азиатами», их родные места разделяли тысячи горных километров. Если Али был из таджикской деревни, то Алия приехала из Самарканда и считала себя городской. На родных языках они объясняться не могли и поэтому говорили на всем понятном и очень нелюбимом русском языке. По странному совпадению, имена их, при всём разнообразии, совпали, и Али говорил: «Это судьба!»

— У меня подарок для тебя есть, — немного жалобно и, в то же время, торжественно сказал Али и протянул пакетик с трусиками. Алия заглянула в пакетик и одобрительно поцеловав в щёчку позднего гостя, вразвалочку пошла мерить подарок в закуток похожий на подсобку.

Серёга, который давно не мог сопротивляться происходящему, ощутил мускусный запах и колючие чёрные волосы. Бельё с трудом налезло на пухлые ягодицы.

«Какого чёрта я тут делаю», — подумал он и снова осёкся, «Какого хрена всё это? …»

Алия вышла из подсобки в новом подарке щедрого ухажёра, нежно обняла его и прошептала на ухо:

— Красивые. Тесноватые немного, но ладно…. Следующий раз на размер больше бери.

Поняв, что подарок принят, таджик без проволочек повалил подругу на узкую кровать, и не встретив никакого сопротивления, сунул нетерпеливую руку в подарочное пространство. Затем, к великому облегчению Серёги, стянул трусы с женщины. Там завязался бой. «Сколько мне ещё всё это слушать и терпеть. Чертовщина какая-то думал он валяясь скомканный на полу».

…Его разбудил будильник. Алия и Али теснились на кровати. Сергей, продрогший до костей, пролежав всю ночь на бетонном полу, стуча зубами вдруг обрёл своё тело и, встав во весь рост над лежащими под одеялом, с ненавистью посмотрел на людей, которые были совершенно непричастны к его злоключениям. Те в испуге, разглядев сквозь сон незнакомого человека натянули одеяло по самые глаза и в испуге почти взмолились: Ты кто?

Почувствовав своё превосходство за столько время унижение Серёга строго и убедительно прошептал: «ФМС. Приготовьте документы на регистрацию и разрешение на работу.»

Узбечка выскочила из-под одеяла и запричитала.

— Я в гости зашла, — но и таджик не долго искал нужные оправдания.

— Ты что говоришь… Это я в гости заходил. Вот устал заснул…. Уже ухожу…

— Ладно… расслабьтесь. Я пошутил, — оскалился Серёга и пошёл к выходу.

Оказавшись предрассветной мгле незнакомой улицы, Серёга с удивлением оглядел себя и, всё ещё не понимая, что произошло побежал к остановке автобуса, единственно освещённой галогеновым светом ночного фонаря.

Добравшись до дома, он наполнил ванную горячей водой погрузился в неё по самые уши держа нос над ароматной пеной продолжая прокручивать в памяти всё до мелочей, пытался понять, что это было. Но здравого смысла в истории не было. «Чертовщина», хотел заключить он и осёкся, вспомнив слова соседа за столом на злосчастной вечеринке. Но домашняя обстановка вернули ему уверенность, и он громко крикнул: «Пошли все к чёрту!»

Выйдя из ванной Сергей, для верности налил себе стакан водки и в два глотка выпил, даже не почувствовав градуса. Наступило долгожданное успокоение. Завалившись на кровать, он обернулся в тёплое одеяло и мгновенно заснул.

Проснувшись утром, он долго глядел в потолок, силясь понять, кто он и что он, и, где он. Что произошло и было ли что? Отделить реальность от странных воспоминаний, казавшихся, спустя всего лишь несколько часов чем-то вроде дурацкого сна, пусть и слишком реального, он не мог. На другой день Сергей уже меньше вспоминал произошедшее, а когда наступила рабочая неделя, по обыкновению отправился на работу. Усталые от праздников люди слонялись по коридорам, стараясь убить первый трудовой день, в поисках причины сбежать пораньше домой. Поняв, что начальство растворилось, Сергей, перекинув куртку через руку пошёл к выходу. Выходя из офиса, в дверях нос к носу столкнулся со своим новым знакомым. Ариман, не обращая на него никакого внимания таскал ящики с газированной водой в буфет из припаркованной у входа «Газели».

— Привет Арик, — попробовал Серёга обратить на себя внимание, — Не узнаёшь?

— Узнаю… видишь работаю… Хочешь поболтать, приходи в кафешку у метро. Там и поболтаем.

— Нет уж… поболтали вечерок… потом всю ночь болтался.

— Ну, я тут не причём, — и хитро посмотрев на Серёгу, поинтересовался, — Как Леночка?

— Да пошла она к чёрту! — злобно выкрикнул Сергей, одевая на ходу куртку.

— Как скажешь, — ухмыльнулся Арик и, толкнув ногой дверь, понёс упаковку газировки в буфет.

 

 

Д.Оксино                                                                                                          январь 1916

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s