ПРЫЖОК НА ПОРАЖЕНИЕ

Во время охот на кабана, часто происходят ситуации, которые заканчиваются, если не трагически, то серьёзными травмами для охотников. Но ни разу не слышал на инструктажах советов, как их можно попытаться избежать. Здесь каждый действует по-своему, хотя в книгах есть несколько простых советов. Однако то, что довелось мне наблюдать на этой охоте, можно так же добавить к списку возможных действий.

Охота на кабана, пожалуй, самая интересна если говорить о копытных. Во-первых, если кабан есть, то, как правило, больше одного и всякому охотнику может повезти. Во-вторых, динамичная и азартная. В-третьих, порой довольно опасная. Последний пункт не всегда берётся в расчёт перед началом охоты, но может внезапно проявиться в любой момент. Зверь стремительно идущий на прорыв, чувствуя опасность, сметая на своём пути всё, что представляется ему опасным. Конечно же бывалые охотники, на этого зверя, могут легко перечислить ещё много интересного, что они особенно любят на этих охотах, но мне кажется, что трёх пунктов вполне достаточно, чтобы охарактеризовать основные достоинства. И главное… Кабанье мясо. Но в последние годы, из-за чумы свиней охота эта стала диковинной в некоторых областях. Где-то егеря перестарались и под дозволенный шумок выбили всего зверя. Где-то он и сам, без посторонней помощи передох.

Потому, как поступило предложение на охоту не только на лося, но и на кабана, я сразу записался. Сбор был в деревне Замушье, не далеко от Торжка. В доме тесноватом для больших компаний, но радушные хозяева добавили уюта и давно забытой романтики. Давно приспособленные к походным условиям, охотники разместились, кто где. Любители поспать в холодке разобрали раскладушки в клети. Благо туристическая индустрия с каждым годом не скупится на предложения. Походная мебель, матрасы, спальники. удобные кресла и компактные в перевозке предметы походной мебели способные в любых условиях заменить домашний уют. Натопили печь так, что к ночи остались в одних майках. Городские в опасении замёрзнуть жгут дрова не зная меры. В итоге перестарались. Пришлось дверь в сени приоткрыть, чтобы пустить немного свежести перед отбоем.

Подъём был ранний. Перекусили наскоро и на местном транспорте отправились в лес. Видавшие виды УАЗы отравляя утреннюю свежесть настырно штурмовали вязкое бездорожье. Мы ловили равновесие и берегли свои ружья от нежелательных травм. Через пол часа машины встали на краю леса.

— Конечная, — в пол голоса оповестил водитель, — Дверьми не хлопать. Не шуметь. Отсюда и начнём.

Наш старый, приятель Виталий, взял с собой отца, который выйдя на пенсию, стал проявлять интерес к увлечению сына. На инструктаже всем представил его, как простого наблюдателя. Мужчина в зрелом возрасте. Лет под семьдесят. Звали его по имени отчеству Пётр Николаевич. Он внимательно выслушал, словно стараясь заучить, сказанное. Одет он был спортивно, но не по-охотничьи. Даже не по сезону. Как мне показалось, что слишком легко. Однако вскоре я убедился, что для него вполне комфортно. Когда инструктаж закончился и у охотников остались последние минуты, чтобы подготовиться и зарядить оружие, а  не лязгать железом в лесу.

Гоняли зверя сами. В подмогу дали нам одного местного, на общественных началах, с двумя лайками. Пётр Николаевич приехал без оружия и потому сам напросился в загонщики. Перед заходом в лес, Пётр Николаевич зашёл в ольховник и срезал себе трость. Ровную, размером с лыжную палку. Аккуратно подровнял, удалив всё лишнее и, придирчиво повертев в руках, слегка опёрся на неё дожидаясь инструкций. Было видно, что оказавшись впервые в незнакомой ситуации проявлял завидную внимательность, которой стоило бы поучиться другим.  Несложные правила загона уяснил сразу. И в первом же загоне я легко различил его зычный голос, доносящийся из лесной чащи, среди голосов остальных загонщиков. Он был старательный, как случается у новичков.

Весь сентябрь лили дожди: ливневые сменялись просто водяной пылью, мокрый снег и снова дожди. От этого намокало всё до травинки. А, к концу октября, прогнозы предсказателей погоды сбылись и мелеющие осенние дни сделались тёплыми и солнечными. Но лесные просеки спрятанные стволами деревьев и кустарником, чавкали от набранной влаги. Сапоги вязли в мягкой грязи, в засос, и норовили соскочить с ноги. Пахло плесенью и грибами. Перезревшие и потерявшие форму опята висели на замшелых пнях. Лес готовился к холодам предстоящей зимы. Деревья оголившись после жаркого лета, скучно опустили ветви. Редкий, упрямый лепесток, не желающий сорваться с привычного места, дрожал одиноко от любого дуновения ветра, создавая тревожную зябь в сонной тишине.

Если весенняя охота короткая и не предсказуемая. Обруганная охотниками то за позднее открытие, то за раннее закрытие. Вот осенью всё по-другому. До загонных есть и болотная, и луговая. А, для кого-то и боровая. За редким исключением на загоны собираются охотники, пострелявшие вдоволь. Потому вид у них бывалый. Оружие в руках лежит привычно.

В первом же загоне подняли лося, но он вывернулся и ушёл на махах, оставив на раскисшей земле большие размазанные следы. Как говорится «И был таков». На второй пошли с большим азартом и надеждой на удачу решив обрезать следующий квартал, куда он сделал ноги.

Лесные дороги, изрытые колеями, заполненными по края чистой водой, служили водопоем для лесных обитателей. И, каждый, кто приходил напиться, оставлял свой след в предательской грязи. Мы, как юные следопыты изучали эту графику и делились наблюдениями. Замечали кабаньи, на которые была особая надежда. Только по чернотропу всё не так уж просто. Напуганный зверь ушёл дальше и очередной загон прошёл в холостую. Измотанный егерь вышел из леса на номера с усталым и безнадёжным лицом. Ругался на хитрого лося, спасшего свою шкуру бегством и, присев на поваленное дерево тяжело затягивался едким дымом дешёвого табака. Петр Николаевич был бодр и полон энтузиазма.

На третьем загоне Виталий одёрнул отца, сказав,- Отдохни… Со мной постоишь… Посмотришь, как это, с другой стороны. Может повезёт и на нас, кто выскочит. Кто бы знал, что такая, почти неуверенная надежда сбудется.

Обозначив начало загона Василий дал залп из своего ружья. В лесной тишине выстрел прозвучал громко, хотя по расстоянию был не близкий. Мы переглянулись и сняли с плеч оружие. Спустя какое-то время заработали собаки. Сразу же дружно и немного истерично. Вот вам и кабанчики,- подумал я. Лай то нарастал, то уходил в сторону. Чувствовалась борьба, разыгравшаяся в лесной чаще. Она была невидимая, но вполне понятная для тех, кто уже много раз её слушал, затаив дыхание. Внимательно изучая лес, охотники пристально всматривались в чащу, стараясь углядеть малейшие движения. Зрение и слух, словно отделились от напряженного тела и обособились. Я достал бинокль, стараясь заглянуть дальше других. Просматривая доступный сектор, видел охотников на соседних номерах. Ружья на изготовку и вытянутые шеи. Петр Николаевич стоял за Виталием, слегка оперившись на толстый ствол корявой берёзы.

Лай шёл на наши номера, раздражая лес тревожным шумом. Между номерами проскочил крупный заяц, петляя среди деревьев. Было видно, как уже переодетый в белое, ярким пятном в ужасе метался среди деревьев. Прятался и снова появлялся. Послышался долгожданный треск ломающихся под копытами сучьев и шуршание опавшей листвы. Собаки разбили стадо. Одна гнала на нас. Другая шла вдоль просеки метрах в сорока. Я видел тёмные холки прыгающие через поваленные стволы. А те, что шли на нас не показывались, прячась где-то совсем рядом. Слева прогремели выстрелы. Сначала один. Следом ещё три.

-Пошло дело… — прошептал я себе.

Я снова взялся за бинокль. Зверь пошёл в сторону Виталия. Он держал ружьё, целясь в лесную чащу, готовый выстрелить в любую секунду. Внезапно из мелятника выскочил кабан. За ним собака. Выстрел… второй… То ли Виталий боялся зацепить пса, либо просто промахнулся в суматохе. Но, гонимый зверь, почувствовав промах стрелка и безысходность своего положения пошёл в атаку. Только выбрал не стрелявшего, который спешно заломив двустволку пытался вставить в стволы патроны, а Петра Николаевича, безоружного зрителя с галёрки. Видимо поросячий мозг просчитал, что тот, что с ружьём, больше не опасен. Опасен тот, что с палкой, которая ещё не стреляла. Секунды летели без всякого снисхождения к происходящему. Я вперился в окуляры увеличительных стёкол, не имея ни малейшей возможности изменить ситуацию. Как болельщик на футбольном матче я, что-то кричал. Что именно мне сказали после.

— За дерево… Прячься за дерево… — и дальше матом, то ли на кабана, то ли на Петра. Дальше произошло то, что сделало Петра Николаевича героем дня.

Безоружный и впервые попавший на охоту, оказавшись в такой ситуации, он не растерялся. Когда обезумевшая от злости и страха свинья, идущая на таран, была уже у его ног, Петр Николаевич, в руках которого была лишь палка, вырезанная из ольховника, легко подпрыгнул, расставив широко ноги. Летящая напролом туша, с разгона, влетела в ствол стоящего за спиной дерева. Берёза стойко выдержала нападение. Можно сказать, что и не почувствовала. Вот свинье такой таран стал последним. Мы видели, как сильное тело животного сложилось вдвое. Словно переломилось пополам. Всё произошло так быстро. Оно переломилось, как автомобиль на краштесте при лобовом ударе о бетонную стену. И корпус не выдержал. Что-то хрустнуло в мощных костях разъярённого животного. Кабан, ещё не понимая, что произошло заработал ногами, пытаясь подняться, но Виталий, которому всё же удалось перезарядить ружьё, подбежал и почти в упор произвёл выстрел, поставив точку в посягательстве на отца. Это было похоже на месть за такое вероломное нападение на безоружного человека. По крайней мере, мне так показалось. Он уже не боялся за собак, которые рвали густую щетину. А Пётр Николаевич, стоя на том же месте, где в прыжке пропустил между ног свою смерть, растерянно улыбался и вертел в руках свою палку, словно трость. Виталий, оперев ружьё о дерево, подошёл и обнял отца громко причитая: «Папа…что бы я маме сказал? Больше ни за что не возьму тебя с собой…»

Совладав собой, он отошёл в сторону и рассмеялся.

— Ну ты прыгаешь, как кузнечик. Нет… Как художественный гимнаст…

— Да что ты сынок. Это был элементарный прыжок через коня. У меня так дети в 5-м классе прыгали.

Часто можно услышать или прочитать в книгах, что от бегущего на вас кабана можно спастись, отпрыгнув в последний момент, который может стать не последним. Но, не у всех хватает духу или памяти в такой ситуации поступить правильно. А, что бы спастись прыжком с расставленными ногами шире плеч… Это уже акробатика.

Когда, за ужином, приготовленном из добытого Петром Николаевичем зверя, мы не переставая описывали, теперь уже, совсем смешную картину, как Пётр Николаевич с палкой в руке подпрыгивает в полушпагате над бегущим на него зверем, и думать не хотелось, чем могла бы закончиться эта охота. Виталий клялся купить пятизарядку, а с двустволкой только на уток. Отец и сын были героями настоящего боевика. Поедая жаркое, приготовленным из парной свининки, все разговоры, так или иначе, возвращались к теме дня.

Поздно вечером, когда все потянулись к спальным местам, я всё же не удержался и задал вопрос, который так и свербел мой мозг: «Как вам так удалось перехитрить это животное, привыкшее расправляться с обидчиками одним ударом?» На что услышал вполне понятный ответ.

— Дело в том, что я школьный преподаватель физкультуры на пенсии. Это было чем-то вроде прыжка через козла. Только намного ниже гимнастического снаряда. Опорой послужила палка, которую я срезал по привычке, зайдя в лес. Привычка грибника. По правде, я и испугаться не успел. Всё получилось, само собой. Виталику больше досталось… Вообще мне всё понравилось, но обзаводиться оружием поздновато. Буду сопровождать сына для его же собственной безопасности. Вызывать зверя на себя.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s